Вопрос:

Может ли подрядчик взыскать сумму выполненных работ с заказчика без контракта по 44-ФЗ, как неосновательное обогащение?

  • Вопрос: №3887 от: 2020-08-26.
Ответ:
Позвоните сейчас и получите
предварительную консультацию:
8-912-351-26-42
8 (3532) 26-16-01

В работе по госзакупкам приходится сталкиваться с ситуациями, когда заказчик и подрядчик заключают контракт без проведения конкурентных процедур по Закону 44-ФЗ. Сразу уберем в сторону ситуации с единственным источником, т.е. реальные случаи ст. 93  Закона 44-ФЗ.

В положениях Закона 44-ФЗ указано, что по общему правилу контракты, информация о которых не включена в реестр контрактов, не подлежат оплате (ч. 8 ст. 103 Закона 44-ФЗ).

Ситуация обычно складывается следующим образом, после сдачи – приемки подрядных работ, органы казначейства не пропускают оплату, т.к. контракт заключен с нарушением положений Закона 44-ФЗ. И подрядчик обращается в судебном порядке для взыскания денежных средств с заказчика, как неосновательного обогащения (статья 1102 ГК РФ).

Необходимо обратить внимание, что судебная практика сложилась не в пользу подрядчика.

Согласно п. 4 Обзора судебной практики Верховного Суда РФ (утв. Президиумом Верховного Суда Российской Федерации 25 ноября 2015 г.) поставка товара, выполнение работ или оказание услуг в целях удовлетворения государственных или муниципальных нужд, в отсутствие государственного или муниципального контракта, не порождают у исполнителя право требовать оплаты соответствующего предоставления, за исключением случаев, когда законодательство предусматривает возможность размещения государственного или муниципального заказа у единственного поставщика.

В данном случае ВС РФ указал, что, оказывая услуги без наличия контракта, заключение которого является обязательным в соответствии с нормами Закона 44-ФЗ, общество не могло не знать, что работы выполняются им при отсутствии обязательства.

Следовательно, в силу п. 4 ст. 1109 ГК РФ не подлежит взысканию плата за фактически оказанные услуги для государственных нужд в отсутствие заключенного контракта.

Иной подход допускал бы поставку товаров, выполнение работ и оказание услуг для государственных или муниципальных нужд в обход норм Закона 44-ФЗ (ст. 10 ГК РФ).

Согласно п. 20. Обзора Президиума Верховного Суда России от 28 июня 2017 г. по общему правилу поставка товаров, выполнение работ или оказание услуг в целях удовлетворения государственных или муниципальных нужд в отсутствие государственного или муниципального контракта не порождает у исполнителя право требовать оплаты соответствующего предоставления.

Вместе с тем, согласно абз. 2 ч. 1 ст. 167 ГК РФ лицо, которое знало или должно было знать об основаниях недействительности оспоримой сделки, после признания этой сделки недействительной не считается действовавшим добросовестно.

Согласно пункту 4 статьи 167 ГК РФ суд вправе не применять последствия недействительности сделки (пункт 2 настоящей статьи), если их применение будет противоречить основам правопорядка или нравственности.

Конституционный суд РФ в своем Определении от 08.06.2004 года № 226-О указал, что понятия «основы правопорядка» и «нравственность», как и всякие оценочные понятия, наполняются содержанием в зависимости от того, как их трактуют участники гражданского оборота и правоприменительная практика, однако они не являются настолько неопределенными, что не обеспечивают единообразное понимание и применение соответствующих законоположений. Квалифицирующим признаком антисоциальной сделки является ее цель, т.е. достижение такого результата, который не просто не отвечает закону или нормам морали, а противоречит - заведомо и очевидно для участников гражданского оборота - основам правопорядка и нравственности. Антисоциальность сделки, дающая суду право применять данную норму Гражданского кодекса Российской Федерации, выявляется в ходе судопроизводства с учетом всех фактических обстоятельств, характера допущенных сторонами нарушений и их последствий.

В соответствии с пунктами 3, 4 статьи 1 ГК РФ при установлении, осуществлении и защите гражданских прав и при исполнении гражданских обязанностей участники гражданских правоотношений должны действовать добросовестно. Никто не вправе извлекать преимущество из своего незаконного или недобросовестного поведения.

Пунктом 1 статьи 10 ГК РФ установлено, что не допускается осуществление гражданских прав исключительно с намерением причинить вред другому лицу, действия в обход закона с противоправной целью, а также иное заведомо недобросовестное осуществление гражданских прав (злоупотребление правом). В случае несоблюдения данного запрета суд на основании пункта 2 статьи 10 ГК РФ с учетом характера и последствий допущенного злоупотребления отказывает лицу в защите принадлежащего ему права полностью или частично, а также применяет иные меры, предусмотренные законом.

Подрядчик, являясь коммерческой организацией и профессиональным участником соответствующих правоотношений, знает (должен знать), что заключает договор и выполняет работы в нарушение действующего законодательства, а именно законодательства о контрактной системе.

Исходя из изложенного, очевидно злоупотребление подрядчика своими гражданскими правами, выражающемся в попытке возместить свои затраты и получить дополнительную прибыль от незаконной деятельности, что исключает возможность защиты таких прав и применение реституции по недействительной сделке.

Аналогичная судебная позиция указана в Постановлении Арбитражного суда Дальневосточного округа от 16.02.2018 № Ф03-5490/2017 по делу N А51-10166/2017.

В качестве судебной практики можно привести еще один кейс. В 18 арбитражном апелляционном суде было рассмотрено дело № А47-13426/2019 по схожим обстоятельствам.

Арбитражный суд Оренбургской области в рамках дела № А47-13426/2019 указал, что заключение сделки должно не только формально соответствовать законодательству, но и не вступать в противоречие с общим запретом недобросовестного осуществления прав субъекта гражданско-правовых отношений. Деятельность и поведение участника отношений, имеющих своим результатом удовлетворение потребностей государственных (муниципальные) нужд (в рамках указанного дела - осуществление капитального ремонта здания школы), должно производиться посредством проведения торгов в порядке, предусмотренном Законом 44-ФЗ.

При этом подрядчик, являясь профессиональным участником соответствующего рынка работ, должен соблюдать  необходимую осмотрительность при заключении контракта без конкурентной процедуры.

В условиях отсутствия контракта на выполнение подрядных работ, заключенного с соблюдением требований, предусмотренных Законом № 44-ФЗ, фактическое выполнение обществом строительных работ не может повлечь возникновения неосновательного обогащения на стороне заказчика.

Согласно Постановлению 18ААС по делу №  А47-13426/2019 финансирование товаров (работ, услуг) для государственных (муниципальных) нужд осуществляется из бюджетных средств, а значит, заключение контракта является обязательным условием для заказчика и подрядчика.

Взыскание неосновательного обогащения за фактически поставленный товар (выполненные работы) при отсутствии контракта указывает на недобросовестность поставщика (подрядчика) и заказчика. Между тем, никто не вправе извлекать преимущества из своего незаконного поведения.

При указанных обстоятельствах суд первой инстанции пришел к верному выводу, что в условиях отсутствия государственного контракта на выполнение подрядных работ, заключенного с соблюдением требований, предусмотренных Законом № 44-ФЗ, фактическое выполнение строительных работ на объекте не может повлечь возникновения на стороне заказчика неосновательного обогащения.

Внимание! Информация, предоставленная в статье, актуальна на момент ее публикации.